Святослав Мурунов: «Исполняемость Генпланов в России – 7%» » Информационное агентство "Строительство" - Татарстан

  Москва +5 °C, дождь.
Архив публикаций
«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 
23 янв 11:50Власть

Святослав Мурунов: «Исполняемость Генпланов в России – 7%»

Автор: [xfgiven_autor] [xfvalue_autor] [/xfgiven_autor]

Урбанист Святослав Мурунов приехал в Казань в рамках «Школы городских модераторов» и дал интервью «Стройэкспертизе». Говорили о том, чем плоха федеральная программа «Комфортная городская среда», можно ли считать Иннополис умным городом и во что выльются масштабные и шумные общественные слушания по новому Генплану Казани.

 

- Вы только что прочитали лекцию о городских сообществах. Есть у казанских сообществ и активистов местная специфика?

- Да, казанские сообщества дружны между собой. Кооперируются вокруг людей, строятся на личных связях. Здесь вообще силен этот момент: личные отношения важнее институциональных. Есть множество  закрытых сообществ, которые никак себя не проявляют, но становятся публичными в моментами кризисов. Например, по вопросам национального языка, культуры.

- Общественный активист Олеся Балтусова пришла во власть и приносит пользу городу уже в новом качестве. Насколько это уникальный пример для российских городов?

- Я бы сказал – пригласили. Активист-эколог Яков Казанский в Калуге стал депутатом. Идти ли во власть - непростой выбор для самого активиста. Система управления устроена сложно, он должен понимать, что придется чем-то жертвовать. Пример Олеси Балтусовой, скорее, исключение - попав в администрацию, она стала влиять на принятие решений и принесла городу пользу. Но надо учитывать, что система управления в Татарстане строится на личном участии первых лиц. Если у вас есть доступ к первому человеку, вы влияете на политику.

В Москве или Екатеринбурге это ни у кого не получилось, и активисты во власть сейчас вообще стараются не ходить. Это ценностный кризис. Да, ты получаешь возможности, но с ними немало ограничений.

 - Расскажите о вашей работе над развитием центра Казани.

- Наш проект называется «Разработка методологии на примере исторического центра Казани». В Татарстане сложился уникальный для постсоветского пространства прецедент. Президент и мэр говорят: друзья, серия конфликтов горожан и застройщиков нуждается в публичном обсуждении. И обсуждаться будут интересы разных групп, причём, на конкретных, а не абстрактных примерах. Например, что мы будем делать с территорией речного порта? Администрация города и застройщики - это тоже горожане. Сейчас самое время выходить из своего мирка, выбираться из своей колеи, выстраивать отношения с теми, кто не такой, как ты.

Я участвую в этом проекте как модератор. Моя функция как нейтрального человека, не живущего в Казани – отмодерировать интересы разных групп. Чтобы не было такого: одна группа говорит, а другие молчат и делают по-своему. Любые примеры, когда публичный диалог власти и других групп идет до принятия решения, я рассматриваю позитивно.

Этот подход можно использовать в других городах. Я знаю, что Астана сейчас интересуется этим проектом, для развития Алма-Аты. Баку наблюдает, так как у них есть конфликт, связанный с историческим центром.

Казань – город уникальный, здесь случилось много градостроительных прорывов, но есть и много городских потерь. Историческая застройка, сложные развязки, плотная застройка в центре, там, где это жилье не совсем нужно. Это хороший пример интенсивного развития, которое сейчас нуждается в некотором переосмыслении. Казань раньше, чем Москва и Санкт-Петербург задумалась, что к городу надо относиться по-другому.

С другой стороны, Казань, в отличие от той же Москвы, несет ответственность за районы, но у нее нет центра кооперации с этими районами. Показателен пример Иннополиса.

 

- Иннополис – умный город или не очень?

- В технологиях, может, и умный, а в остальном – нет. Это пример, как не нужно делать. В свое время мы проводили исследование Иннополиса, и когда гуляли по городу, я спрашивал у его первого мэра Егора Иванова: а где здесь рынок, где больница, где кладбище, где мечеть? Есть только Университет, администрация, жилье. Вы хорошо построили, но это не город, это деревня. И что будет делать через двадцать лет следующее поколение? Иннополис сам себя не обеспечивает, не развивает. Это такой город-спутник, город-вассал. Прекратится внешнее финансирование –  он умрет сразу.

В регионе есть и позитивный опыт построения агломерационных связей. И есть такой, который нуждается в переосмыслении.

- Летом по новому Генплану Казани прошли беспрецедентные общественные слушания, где горожане задали порядка 3 500 вопросов. Выльется ли эта большая работа в какой-то конструктив?

- У вас есть профессиональное сообщество, которое на каждом обсуждении Генплана дает взвешенное аргументированное мнение. И есть реакция других горожан, которая никак не модерируется. Скорее всего, на обсуждении Генплана они кричали, как кричат на других обсуждениях. Люди не против генплана, они в нем не разбираются. Их волнуют вопросы плотности застройки, доступности среды, создания рабочих мест для молодежи, работы общественного транспорта - почему все время надо ездить на машине, где ее оставить? Люди не знают, как формируется бюджет города. Нужна большая просветительская работа. И когда выносят вопросы на обсуждение, срабатывает механизм защиты.

Думаю, эти замечания, все-таки, будут учтены. Потому что в Казани администрация и муниципалитет реагируют на запросы горожан. А вот в какой мере они будут учтены - вопрос хороший...

- На лекции вы сказали, что Генпланы не работают в реальности.

- Да, и это их основная проблема. У каждого города должен быть по закону Генплан, но как документ для принятия решений – он никакой. Стратегия социально-экономического развития оторвана от генпланов. А стратегия девелоперов, крупных предприятий вообще не учтена в стратегии социально-экономического развития.

Генплан Казани - сложный и конфликтный документ. Он будет принят, но вряд ли будет реализован. Исполняемость генпланов в России – 7%. Это официальная статистика разработчиков. Исполняемость стратегий социально-экономического развития – меньше 1%. Потому что каждый раз меняется федеральная повестка, и распределение денег идет по другим отраслям. Никто несколько лет назад не думал, что возникнет программа «Комфортная городская среда». Но выборы 2018 года и желание вовлечь людей и нанести им добро привели к этому.

- Я слышу ваш скепсис. Что не так с «комфортной средой» и как надо сделать?

- Когда я в январе этого года общался с замминистра строительства Чибисом, он меня спросил: сколько надо времени, чтобы совместно с жителями спроектировать двор дома? Я сказал - три года. Первый год – их нужно познакомить друг с другом. Второй год  - администрацию и профессионалов научить разрабатывать техническое задание. И только на третий год они начнут понимать, что надо, как это делать, кто это субсидирует. Он говорит: у нас есть время до марта 2018-го. Я говорю – тогда никакого вовлечения у вас не будет.

Программа “Комфортная среда” -  абсолютная профанация с точки зрения вовлечения. Горожане в этом не участвуют, не берут на себя ответственность за результат, они это не обслуживают, а опять выступают лишь потребителями. Поэтому у меня к программам, где есть эта халявность и «торопыжность», отношение критическое. Сама-то программа хорошая, но должна разворачиваться по-другому. Например, «Разработка проектов благоустройства дворовых территорий как элемент формирования локального сообщества, локальной ответственности и развития местного бизнеса». Тогда – да. Но она ведь формулируется просто как «Комфортная городская среда». Её цель – быстро, дешево и сердито по ФЗ-44 провести благоустройство, не учитывающее интересы разных групп. Многие говорят: «ну хотя бы это». Но быстрые решения – это не про город.

В Казани перегружена инфраструктура. У вас много крупных объектов. Те же парки, которые нужно обслуживать. Одна из последних новостей – паркам Казани требуется дополнительные 80 миллионов рублей на обслуживание. У вас было полтора миллиарда рублей на строительство и проектирование парков! А когда вы их проектировали, о чем вы думали? Где экономика этих парков, где рабочие места? С этой точки зрения быстрое развитие имеет много минусов.

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:




Похожие статьи:
Бюджеты российских городов: кому вольготно и весело живется на Руси...

Николай Кошман: Минстрой обязан сформировать строительную политику в России

Неблагонадежный и невыездной архитектор Леонид Баталов: за отказ вступить в КПСС расплата была жесткой

Николай Травкин о реновации, аренде и русских граблях

Владимиру Якушеву, министру строительства и ЖКХ РФ

Наверх