Новостройки в зоне ЮНЕСКО: опыт Латвии » Информационное агентство "Строительство" - Татарстан

  Москва +1 °C.
Архив публикаций
«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
27 сен 11:26АРХ&ПРОЕКТ

Новостройки в зоне ЮНЕСКО: опыт Латвии

Автор: [xfgiven_autor] [xfvalue_autor] [/xfgiven_autor]

11 сентября в Казани прошел деловой форум «Татарстан – Латвия». В составе латвийской делегации Казань посетил магистр архитектуры Гирт Калинкевич, владелец бюро LOFT. Он провел открытую лекцию об интеграции новых проектов в историческую среду на примере столицы Латвии. Старый центр Риги находится под охраной ЮНЕСКО, однако живет активной жизнью и развивается. «Стройэкспертиза» с интересом послушала, как вопросы, актуальные для Татарстана, решаются в Европе.

 

 История и современность

В старом центре латвийской столицы много зданий, представляющих историческую ценность. Это Домский собор и Домская площадь, образованные в начале XIII века и сегодня являющиеся настоящим сердцем Риги. Это церковь святого Петра, построенная в 1209-1690 годах, со 123-метровой башней, безусловной архитектурной доминантой старого города. Кстати, когда-то петух-флюгер на ее верхушке служил импровизированным маяком: он был покрашен с одной стороны в черный цвет, с другой – в золотой, и по тому, какой стороной флюгер поворачивался к морю, моряки определяли направление ветра. Казалось бы, деталь, но она показывает, что еще в те времена в архитектуре была важно не только эстетика, но и функция. Сегодня здание сохранено, отреставрировано и тоже выполняет свое назначение – там расположена смотровая площадка, один из главных туристических объектов города.

 – При работе с историческими объектами крайне важно сохранить, не испортить их идентичность, – говорит Гирт Калинкевич. – Например, когда реставрировали Домский собор, по архивам изучали, как он выглядел раньше, как был покрашен.

Однако центр Риги не превратился в статичное, «музейное» пространство. Он живет, развивается и прирастает новыми объектами, которые выглядят одновременно и продвинуто, и стилистически не спорят со старинной застройкой. «Поженить» историю и современность, по словам Гирта Калинкевича, позволила работа с формой и материалами. Латвийские архитекторы охотно используют кирпич – он дает массу возможностей для воплощения подобных проектов. Именно благодаря кирпичу, считает архитектор, облик «старого нового» центра Риги так гармоничен.

Посольский район, или Тихий центр Риги, отстроенный в латвийском югендстиле (так называемый рижский модерн) в начале ХХ века, называют музеем под открытым небом. Однако архитектурные достопримечательности здесь не оторваны от жизни. У каждого старинного здания в Латвии есть владелец, который заинтересован в том, чтобы сохранить и внешний облик, и оригинальную внутреннюю планировку дома, ведь так из него можно извлечь больше прибыли – квартиры в таком доме престижны и стоят очень дорого. А 90% инвестиций в реконструкцию исторического архитектурного фонда – частные. 

– Для застройщиков важны квадратные метры, это понятно, – замечает господин Калинкевич, – но совет архитекторов следит за тем, чтобы в городе было красиво. И надо сказать, не всегда максимальный метраж – это выгодно. Иногда сделать красиво означает поднять стоимость объекта. И наоборот – я знаю случаи, когда инвестор пытался сэкономить, использовал самые дешевые материалы, и ему потом очень сложно было найти арендаторов на объект – пришлось все переделывать. Качественная архитектура и планировка могут существенно поднять престижность места.

По словам архитектора, подчас проектировщик «забывает», что жизнь в квартире подразумевает наличие мебели, а потом бывает трудно «вписать» предметы интерьера в жилище – мешает то окно, то дверь, то ниша в неподходящем месте. Кстати, в отличие от России, в Латвии не востребованы квартиры большого метража. Так, в центре Риги покупают в основном двухкомнатные квартиры порядка 50 кв. м с одной большой комнатой и спальней – жилье в центре выбирают те, кому важна близость к офису или насыщенная культурная жизнь, «тусовка». 

 

Город должен жить

На примере Риги хорошо видно, как обновление районов качественной архитектурой, сочетающей в себе красоту и функцию, полностью меняет городскую среду, дает районам импульс развития. Главное – наполнить здания жизнью. Это произошло с районом Спикэри, где был расположен старый Рижский рынок, построенный в 1924-1930 годах. Сегодня территория кардинально отреставрирована: на месте серого, убогого, полузаброшенного района – современный променад с велодорожками, рядом расположены творческий квартал и офисные здания с высокой ставкой аренды.

Еще один пример удачного преображения территории – остров-район Кипсала напротив исторического центра Риги, ранее промышленная территория, где жили только рабочие. Здесь ставка была сделана на сохранение деревянной архитектуры.

– Если бы раньше ты сказал, что живешь в деревянном доме, тебе бы посочувствовали – ты бедный, – улыбается Гирт Калинкевич. – Сейчас все иначе. Реконструировать деревянный дом – это большие затраты, которые может позволить себе только состоятельный человек. Это дорого, это престижно.

 

Остров Кипсала – яркий образец, как сохранить идентичность, эстетику и функцию одновременно. Так, бывший советский завод стал жилым комплексом со стильными лофтами. А когда инвесторы столкнулись с тем, что рижане не хотели покупать здесь квартиры, потому что на острове не было инфраструктуры, были построены небольшой детский сад и начальная школа, ресторан. И ситуация сразу поменялась.

– Вопрос, куда сходить с детьми, крайне важен для развития любого квартала, – подчеркивает архитектор. – Нельзя думать, что вот я построю жилое здание, и этого будет достаточно. Нужно смотреть дальше. Точкой притяжения всегда становятся места, куда можно сходить всей семьей. В качестве очень удачного примера можно привести остров Луцавсала в центре Риги, где есть спортивный квартал, большой парк, концертная площадка – я был там на концерте Rammstein. Закат, 50 тысяч зрителей, потрясающий звук – это было незабываемо!

Другой точкой притяжения для покупателей и арендаторов могут стать интересные мероприятия. Например, инвесторы, вложившиеся в деревянные дома квартала Калнциема, придумали идею субботней ярмарки ремесел и фермерских продуктов, со временем превратившей локацию в творческий квартал для рижской интеллигенции, привлекающей и туристов. Сегодня Калнциемский квартал активно живет и развивается.

 Закон есть закон, но…

Построить что-либо в центре Риги невозможно без согласования. Каждый проект согласовывается сначала «в минимальном составе» (эскизный проект с обоснованием экономической, экологической и другой значимости объекта), а затем согласуется «действительный», детализированный проект.

На соответствие юридическим законам и требованиям проекты оценивает Архитектурный комитет. Важна каждая запятая, пожаловался на бюрократизм юристов Калинкевич. Например, в историческом здании в зоне ЮНЕСКО разрешается переделать верхний этаж, устроив в нем мансарду или террасу, однако сделать это можно только со стороны внутреннего двора, чтобы не портить вид фасада.

Для новых проектов важна оценка самих архитекторов – проекты представляются в Архитектурной палате – на суд экспертов. И здесь создатели проекта могут получить некоторые послабления от строгих законов.

Например, рассказывает Гирт Калинкевич, закон запрещает строить в зоне ЮНЕСКО здания больше определенной высоты (шесть этажей, если выше – требуется специальная экспертиза Архитектурной палаты). Однако если совет архитекторов сочтет, что более высокая доминанта, предполагаемая проектом новой постройки, действительно к месту, она не портит старинный вид, а даже, возможно, его украшает, они могут проголосовать, и решение будет изменено в пользу данного конкретного проекта. Или, привел пример эксперт, может победить проект без обязательной противопожарной стены между постройками, если специалисты сочтут, что без нее вид гораздо лучше.

Как говорится, закон суров, но эстетика может восторжествовать над правилами, если в том есть здравый смысл. 

 «Стройэкспертиза»

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:




Похожие статьи:
Гений русского авангарда Константин Мельников: от ареста его спас саркофаг Ленина

Хани Рашид: «В каждой стране существуют барьеры, которые архитектору сложно преодолеть»

Неблагонадежный и невыездной архитектор Леонид Баталов: за отказ вступить в КПСС расплата была жесткой

Цвет на фасаде: одно неловкое движение — и ты безвкусный архитектор

Владимиру Якушеву, министру строительства и ЖКХ РФ

Наверх